Портал закупок Подписаться на новости
Купить квартиру

Медиацентр

Андрей Молчанов — топ-менеджер года

03 Декабря 2020

Генеральный директор «Группы ЛСР» Андрей Молчанов объявлен лучшим топ-менеджером 2020 года согласно ежегодному рейтингу ТОП-100 авторитетного издания «Деловой Петербург». Он стал единственным руководителем, удостоившимся этой чести дважды. В связи с этим «Деловой Петербург» взял у Андрея Юрьевича большое интервью. Публикуем его целиком.

«ЛЮДИ — ОДНО ИЗ ГЛАВНЫХ ДОСТОЯНИЙ ЛСР»

Как компания в целом переживает текущий кризис?

— Нормально. Пандемия бросила нам вызов — мы вынужденно при­способились к новым условиям. Пе­решли на удаленку на удивление безболезненно и быстро. И это го­ворит лишь об одном: все, что к этому моменту было сделано в компа­нии с точки зрения IT–технологий и модернизации разного рода управ­ленческих процессов, было очень грамотным. Будто мы готовились именно к такому развитию собы­тий все последние годы.

— И эффективность персонала, работающего на удаленке, не снизилась?

— Рано, конечно, подводить оконча­тельные итоги. Но сейчас мы проб­лем с этим не видим. Конечно, лю­ди все очень разные. И крайне по–разному воспринимают возникшую ситуацию. Но поскольку именно лю­ди, специалисты, профессионалы — одно из главных достояний «Груп­пы ЛСР», то мы уделили повышен­ное внимание их комфорту, в том числе душевному. Всеми средства­ми старались максимально обезопа­сить здоровье людей. И, мне кажет­ся, у нас получилось.

— Внешние трудности тоже позади? Все застройщики сейчас рапортуют о росте продаж, увеличении прибыли и т. п.

— Да, в этом смысле мы кризиса то­же, можно сказать, почти не замети­ли. И тут, конечно, решающую роль сыграла поддержка государства в виде субсидирования процентных ста­вок по ипотеке, за что от всей стро­ительной отрасли низкий поклон. Правительственная программа обе­спечила нам новый поток клиентов, у которых появилась возможность приобрести жилье. Произошла на­стоящая революция: благодаря са­мым низким ставкам в истории еже­месячный платеж по ипотеке в некоторых случаях стал сопоставим со стоимостью аренды квартиры.

— А вот многим экспертам представляется, что программа льготной ипотеки себя не оправдала — она лишь спровоцировала рост цен и рост доходов строителей, но не сделала жилье более доступным. Выходит, вы не согласны с такой оценкой?

— Не согласен. Если ретроспек­тивно посмотреть цены на жилье, то они росли все время. Вне зависи­мости от состояния ипотечных ста­вок. Все как–то забывают про инфля­цию, про рост стоимости стройма­териалов, других затрат застройщи­ков. Давайте представим, что не было бы в этом году никакой льготной ипотеки. Что тогда? Еще больше застройщиков попросту разори­лись бы. Опять бы возникла куча недостроев. А что было бы с ценами в такой ситуации? Да они бы, по­жалуй, еще больше выросли. Толь­ко жилье при этом было бы доступ­но меньшему количеству людей. Да, спрос рождает предложение. Поэто­му цены растут, но рано или позд­но придут к балансу, когда рынок насытится. Поэтому нынешняя ситуация — тот редкий случай, ког­да выиграли вообще все. Огромное количество семей, которые давно мечтали о новом жилье, получи­ли возможность его приобрести. Строители получили новых кли­ентов. А вложенный в стройку рубль, как известно, имеет большой муль­типликационный эффект для мас­сы смежных сфер. Значит, благода­ря этому получили работу еще мил­лионы людей: производители стро­ительных материалов, подрядчики, банки... Знаете ли вы, к примеру, что на строительный сектор сейчас приходится более 60% спроса на рос­сийскую сталь? Строительство всег­да считалось мощнейшим драйве­ром всей экономики.

— Не существует ли риска формирования на рынке пузыря, когда спрос поддерживается только кредитными деньгами в условиях сокращения доходов населения из–за кризиса? Если есть, как его избежать?

— У меня нет поводов не соглашаться с Центробанком РФ и его главой Эль­вирой Набиуллиной. Она большой профессионал и считает, что на се­годняшний день рисков пузыря нет. Доля ипотечных кредитов к ВВП у нас очень низкая по сравнению с ведущими странами мира. Банки себе тоже не враги — выдают креди­ты аккуратно, тщательно анализи­руют платежеспособность заемщи­ков. Что, кстати, косвенно подтверж­дается тем, что за последние 5 лет в России просрочка по ипотечному кредитованию не превышает 1%, хо­тя в развитых странах этот показа­тель куда выше. Так что нам до пузыря как до Луны еще.

— То есть — спасибо коронавирусу за счастливое настоящее?

— Я не сторонник рассуждений в таком ключе. Это жизнь. Она, как лю­бят говорить, полосатая. Волно­образная. Да, так случилось, что при­шла пандемия. Ничего фатального для застройщиков она не принесла. Но на многие другие отрасли смо­треть действительно больно — лю­ди сильно пострадали.

«НАВЕРНОЕ, ЭТО БУДЕТ САМЫЙ БОЛЬШОЙ «КЛИНКЕРНЫЙ КВАРТАЛ» В МИРЕ»

— Но многие строительные компании сейчас тоже уходят с рынка, банкротятся...

— Это следствие других процессов. Все говорили, что так будет в свя­зи с окончанием эпохи долевого фи­нансирования и переходом строи­тельной отрасли на работу по эскроу–счетам. И вот сейчас мы это наблю­даем. Уходят так называемые ком­пании одного проекта. Следующий они уже просто не запускают, пото­му что понимают: легких денег боль­ше не будет. Считаю это позитивным трендом. Потому что это отчасти является гарантией непоявления но­вых обманутых дольщиков. Безуслов­но, мошенники — они во всех отрас­лях и странах присутствуют. Но у нас многие застройщики ранее разоря­лись и банкротились именно из–за плохого умения считать экономи­ку проекта. Всем кажется: ну а что такого — дом построить? Посчитал бу­дущую прибыль, порой заранее ее истратил, а потом тебе денег на до­стройку и не хватило... К сожалению, строительство — это такая сфера, где на любом этапе могут возникнуть до­полнительные непрогнозируемые за­траты. Каждый, кто хоть раз самосто­ятельно занимался даже самым про­стым ремонтом квартиры, знает это не понаслышке. В новых законода­тельных реалиях банк просто не выделит средства на слабо проработан­ный с экономической точки зрения проект.

— Каким вы в связи с этим видите ландшафт отрасли через 5–10 лет? На рынке будут три частные компании и госкорпорация?

— Нет, не верю. Более того, убежден, что такое невозможно. Мне кажет­ся, что в нашей сфере откат к какой–то советской модели выглядит уто­пией. Специфика строительной отрасли как раз в том, что тут первую скрипку должен играть частный бизнес. Если, конечно, думать об эффективности. Мне кажется, вообще главное, чтобы бизнес платил нало­ги. Если с этим будет все в порядке, то и поводов что–то менять не най­дется. В этом плане «Группа ЛСР» старается быть примером и являет­ся одним из крупнейших налогопла­тельщиков родного региона.

— Можно ли говорить, что с уходом с рынка недобросовестных и непрофессиональных застройщиков канут в Лету и довольно перегретые в последнее время цены на земельные участки?

— Хотелось бы! Но мы этого пока, к сожалению, не наблюдаем. И это еще один аргумент в пользу роста конечной стоимости жилья. Потом опять: что значит перегретая? Поку­пают же? Значит, справедливая це­на. Это рынок!

— Есть ли пределы по объему жилья, которое может быть построено в Петербурге, учитывая его сложную географию, инфраструктурные ресурсы и так далее? Или город может расширяться до бесконечности? Если есть, когда они будут достигнуты?

— По официальным данным, в Петербурге в ближайшие годы планиру­ет вводить порядка 3 млн кв. м ежегодно. Это оправданный объем, мне кажет­ся. Потенциал для строительства у го­рода есть, и он значительный. Толь­ко промзоны составляют около 19 тыс. га. В общем, на наш век земли хватит. А если не хватит — новую намоем.

— В этом–то у «Группы ЛСР» опыт большой. Не успели начать строить на берегу Финского залива ЖК «Морская набережная», как уже приобрели под намыв следующий огромный участок — уже в северной части Васильевского острова. Планируете ли создание там единой концепции застройки?

— Обязательно. И это не будет проект одного архитектора — для строительства квартала привлечем всех лучших проектировщи­ков города. Такой опыт у нас уже есть в нашем флагманском московском проекте — «ЗИЛАРТе», который не­давно был признан лучшим жилым комплексом всей страны. При этом все архитекторы будут творить в рамках единого дизайн–кода. Его частью, как мы на сегодняшний день полагаем, будут обязательные фаса­ды из клинкерного кирпича. Это бу­дет эффектно, эффективно примени­тельно к нашему морскому климату, попросту красиво. Наверное, это бу­дет самый большой, если так мож­но выразиться, «клинкерный квар­тал» в мире.

— Что там будет с социалкой? Какой, на ваш взгляд, вообще должна быть идеальная схема взаимодействия властей и застройщиков при создании социальной инфраструктуры (в том числе в обеспечении транспортной доступности новых кварталов)?

— Все хорошо будет. В плане строи­тельства социальной инфраструк­туры городские власти и застрой­щики находятся в вечном противо­речии. Каждый пытается поменьше построить за свои деньги. И это совер­шенно естественно! И никакой вол­шебной таблетки здесь не существу­ет. Надо в каждом отдельном случае договариваться в зависимости от обстоятельств. Экономика некоторых проектов позволяет застройщику на­гружаться социалкой, а некоторых — не позволяет. Но в администрации Санкт–Петербурга работают серьез­ные профессионалы, которые сами все это видят, просчитывают. Они понимают, что в некоторых случаях, заставляя девелопера строить школы и садики, можно получить риск по­явления обманутых дольщиков. А это страшный сон для всех! В этом смыс­ле налажен уже ряд компромиссных схем. Скажем, застройщики сперва в аренду сдают городу соцобъекты с обязательством последующего вы­купа через 5–10 лет. Необходимо продолжать поиск этих компромиссов. Надо понимать, что пандемия на­несла существенный ущерб бюдже­там субъектов Российской Федера­ции. Если уж даже Москва собирается выходить на рынок заемного фи­нансирования, то о чем вообще гово­рить? Мы живем не в безвоздушном пространстве, надо друг другу помо­гать, учитывать все интересы. У нас единое общество, общая цель, чтобы все жили хорошо. И к ней нельзя ид­ти однобоко, либо постоянно выкру­чивая руки бизнесу, либо бесконеч­но эксплуатируя государственный бюджет.

«В ДРУГИХ РЕГИОНАХ ВИДИМ ТОЛЬКО ТОЧЕЧНЫЕ ПРОЕКТЫ»

— Инновационный трамвай «Чижик», запущенный силами ЛСР, уже второй год успешно бороздит пространство Красногвардейского района. Планирует ли компания участвовать в каких–либо подобных концессиях?

— Скорее всего, мы таким больше за­ниматься не будем. Все–таки это от­дельный и, как мы убедились, очень сложный бизнес. Это направление не является нашим приоритетом. Сейчас не время, чтобы так распы­ляться.

— Как же вы в таком случае планируете обеспечить транспортную доступность таких проектов, как тот, что находится у вас на бывших землях аэродрома Ржевка, куда «Чижик» вроде собирались дотянуть, но так и не дотянули?

— Проекту быть. Проект большой, долгий, но перспективный. Разуме­ется, строить жилье в чистом поле никто не собирается. Планы на соз­дание соответствующей инфра­структуры у Ленинградской обла­сти имеются.

— «Группа ЛСР» за 27 лет жизнедеятельности прошла выдающийся путь. Сейчас это первый по объему строительства девелопер на Северо–Западе и второй во всей стране. Что дальше? Какой компания должна быть, в вашем понимании, лет через пять?

— Главное — она должна быть. На нашей памяти было слишком много очень больших и успешных компа­ний, которые, скажем так, схлопну­лись. Поэтому наша наипервейшая задача — обеспечение стабильности. Мы не для того 27 лет совершенство­вались, чтобы сейчас вдруг подвести в чем–то наших клиентов, партнеров или сотрудников. Да, мы достаточно консервативны. Но мы считаем эту стратегию адекватной нашему опыту и текущей рыночной ситуации. Су­дите сами: вчера санкции ввели, се­годня пандемия, завтра, не дай бог, еще какой–нибудь черный лебедь залетный... В такой ситуации мы, как ответственная компания, обяза­ны иметь серьезный запас прочно­сти. И я хочу вас заверить, что и через 5 лет он тоже у нас будет. Что ЛСР оста­нется стабильной и надежной компа­нией. Что будет строить качественное жилье, над чем мы продолжим са­мым интенсивным образом трудить­ся. Хочу, чтобы мы были застройщи­ком, с которым не только хотят иметь дело лучшие подрядчики, но и с ко­торым стремятся работать лучшие специалисты. В этом направлении мы уже преуспели — по результатам глобального исследования Randstad Employer Brand Research стали недав­но лучшим работодателем в строи­тельной отрасли страны.

— Как будут способствовать вашим задумкам стратегические планы по пополнению земельного банка?

— Наши планы: строить около 1 млн кв. м в год. При этом земельный банк, в моем понимании, должен позво­лять нам четко видеть, что мы будем строить и продавать лет через пять–шесть. В этом смысле и в Санкт–Петербурге, и в Екатеринбурге у нас запасы отменные. А вот в Москве на­до усиливаться. Чем сейчас и зани­маемся.

— Кстати, «ЛСР. Недвижимость — Москва» в этом году возглавил ваш сын Егор. Чуть ранее он вошел в совет директоров. Вы таким образом начали процесс передачи бизнеса?

— Не такой уж я и старый, чтобы биз­нес передавать! Планирую еще дол­го заниматься оперативным управ­лением компании вообще–то. Что касается моего старшего сына, то прий­ти работать к нам — это его личное, осознанное решение. Я не давил. Но, не буду скрывать, я очень рад то­му, как все складывается. Действи­тельно, сейчас, после работы на самых разных должностях в «ЛСР. Не­движимость — Северо–Запад», Егор взял под управление наш девелопер­ский бизнес в столице. И мы уже ви­дим множество позитивных измене­ний. Скажу так: если абстрагировать­ся от того, что это мой сын, я был бы просто счастлив, что такой человек пришел к нам работать на эту пози­цию.

— Нет ли планов по выходу в новые регионы? Какие рынки считаете перспективными?

— Мы постоянно находимся в поис­ке новых возможностей для бизне­са. Но видим в регионах пока толь­ко какие–то точечные проекты, в которых могли бы поучаствовать. Пер­спективны прежде всего города–миллионники. Краснодарский край, наверное. Но там много своих девелоперов. Вообще, управлять девело­перским бизнесом в регионе из московского кабинета — это утопия. Мы знаем это по своему опыту ра­боты на Урале. Либо должна быть до­стойная уровня «Группы ЛСР» мест­ная команда, либо вообще лучше не начинать, мне кажется.

«СМОТРЮ НА ПЕТЕРБУРГ ДРУГИМИ ГЛАЗАМИ»

— Стройка для вас — это все бизнес–интересы? Интересуют ли вас какие–то виды деятельности не из смежных отраслей?

— Максимум, куда мы еще смо­трим, — это в сторону каких–то стар­тапов, связанных с новыми строи­тельными технологиями. Потому что у нас есть компетенции, что­бы быстро определить прикладную ценность той или иной идеи.

— В политику можете вернуться? При какой ситуации?

— Ни при какой.

— В прессе очень мало информации о ваших увлечениях, интересах. Как вы проводите свободное время?

— У меня очень мало свободного вре­мени, но много детей. Поэтому от­вет очевиден — стараюсь проводить как можно больше времени с семьей. Ничем не отличаюсь в этом смысле от многих других людей — читаю книги, причем предпочитаю бумажные, не электронные, смотрю кино. Все больше в моей жизни се­риальной продукции, конечно, по­скольку ее качество за последние годы сильно выросло. Недавно от­крыл для себя оперу. Теперь регу­лярно посещаю. В этом году лице­зрел «Дон Карлоса» с Анной Нетреб­ко и Юсифом Эйвазовым — голово­кружительно! Опять же — спасибо пандемии за то, что можем видеть дома наших величайших исполни­телей.

— Читаете ли вы, что о вас пишут?

— Не увлекаюсь, ибо пишут мало, к счастью.

— Россия или Италия? Где вы проводите больше времени?

— Разумеется, в России. И это ни­как не связано с коронавирусом, так всегда было.

— Каким вы видите идеальный образ Петербурга через 20 лет?

— Хотел бы видеть отремонтирован­ными все фасады в центре Санкт–Петербурга! Убрать всю рекламу, которая висит на улицах в центре! Или хотя бы минимизировать ее, да­бы не отвлекала от восприятия пре­красного. Больше информации о домах. Ведь каждый — великая исто­рия. Ну и качество прогулочных корабликов, надеюсь, улучшится. А то вот недавно решил прокатить­ся — был немного разочарован.

На­деюсь, что к тому времени уже бу­дет либо метро, либо какой–то наземный поезд до аэропорта. Что будут построены новые здания моего родного СПбГУ в Пушкине и войдут в какой–то мировой архитектурный топ.

Но вообще у нас и сейчас потря­сающий город. Необыкновенный, город–музей! На себе ощутил: сами жители эту красоту не очень–то и замечают.

Например, я сейчас, когда намно­го больше времени стал проводить в Москве, смотрю на Петербург со­вершенно другими глазами, он от­крывается для меня с новых сторон. Каждый раз приезжаю и не успеваю до конца насладиться его величием. Я объездил, считай, весь мир и убе­дился, что Петербург — архитектур­ная жемчужина планетарного мас­штаба. Нам с таким городом невооб­разимо повезло. Поэтому наш глав­ный и священный долг — сохранить эту красоту для себя и будущих по­колений. 

 

ПАО «Группа ЛСР» раскрывает информацию на странице в сети Интернет ООО «Интерфакс-ЦРКИ» — информационного агентства, аккредитованного ЦБ РФ на раскрытие информации.
Информация доступна здесь.

Информация для членов органов управления

© 2013-2020 Группа ЛСР. Все права защищены.
Предупреждающее заявление

В вашей версии Internet Explorer работа данного сайта не поддерживается.
Обновите Internet Explorer до последней версии.


© 2007-2019 Группа ЛСР
x

Подписка на новости

Комменты отключены в стилях
*


*

















*


*

















* поля, обязательные для заполнения
x
Комменты отключены в стилях
*


*

















x

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ – ВАЖНО

МАТЕРИАЛЫ, К КОТОРЫМ ВЫ ЖЕЛАЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДОСТУП, ПРЕДОСТАВЛЯЮТСЯ НА ДАННОМ ВЕБ-САЙТЕ НА ДОБРОСОВЕСТНОЙ ОСНОВЕ И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫХ ЦЕЛЯХ.

ДАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНЫ ДЛЯ ЛИЦ И НЕ ПРЕДОСТАВЛЯЮТСЯ ЛИЦАМ НА ТЕРРИТОРИИ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ ИЛИ ЛИЦАМ, ЯВЛЯЮЩИМСЯ РЕЗИДЕНТАМИ ИЛИ НАХОДЯЩИМСЯ НА ТЕРРИТОРИИ АВСТРАЛИИ, КАНАДЫ, ЯПОНИИ ИЛИ ЛЮБОЙ ДРУГОЙ ЮРИСДИКЦИИ, В КОТОРОЙ ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДОСТУПА К ИНТЕРЕСУЮЩИМ ВАС МАТЕРИАЛАМ НАРУШАЛО БЫ КАКОЙ-ЛИБО ДЕЙСТВУЮЩИЙ ЗАКОН ИЛИ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ АКТ.


Материалы не представляют собой и не являются частью какого-либо предложения или приглашения приобрести ценные бумаги или осуществить подписку на ценные бумаги в Соединенных Штатах, Австралии, Канаде, Японии или в какой-либо юрисдикции, в которой такие предложения или продажи являются незаконными. Любые ценные бумаги, выпущенные в рамках размещения, не были и не будут зарегистрированы в соответствии с Законом США о ценных бумагах 1933 года, с учетом изменений, или в соответствии с каким-либо действующим законом о ценных бумагах в каком-либо штате, провинции, стране, юрисдикции или на какой-либо территории в Соединенных Штатах, Австралии, Канаде или Японии. Соответственно, кроме случаев, когда применимо освобождение на основании соответствующих законов о ценных бумагах, любые такие ценные бумаги не могут быть предложены, проданы, перепроданы, приняты, реализованы, отклонены, переданы, вручены или распределены, прямо или косвенно, на территории или на территорию Соединенных Штатов, Австралии, Канады, Японии или любой другой юрисдикции, если какое-либо такое действие представляло бы собой нарушение соответствующих законов или требовало бы регистрации таких ценных бумаг в соответствующей юрисдикции. В Соединенных Штатах не будет осуществляться публичное предложение ценных бумаг.

Материалы адресованы и предназначены только для лиц на территории государств-участников Европейской экономической зоны, которые являются "квалифицированными инвесторами" в значении статьи 2(1)(e) Директивы ЕС о проспекте эмиссии (Директива № 2003/71/EC) (далее - "Квалифицированные инвесторы"). Кроме того, в Соединенном Королевстве материалы предоставляются и предназначены только для Квалифицированных инвесторов, которые являются лицами, имеющими профессиональный опыт в вопросах, касающихся инвестиций, подпадающими под действие статьи 19(5) Приказа (Финансовое содействие) 2005 года в рамках Закона Великобритании о финансовых услугах и рынках 2000 года (далее - "Приказ"), или которые являются лицами с высоким уровнем дохода, подпадающими под действие статьи 49(2)(a)-(d) Приказа, а также для других лиц, которым они могут на иных основаниях законным образом быть предоставлены (все такие лица далее совместно - "соответствующие лица"). Любая инвестиция или инвестиционная деятельность, которой касаются материалы, доступна только соответствующим лицам в Соединенном Королевстве и Квалифицированным инвесторам в любом государстве-участнике Европейской экономической зоны, кроме Соединенного Королевства, и будет осуществляться только с такими лицами. Прочим лицам не следует полагаться или совершать действия на основании материалов или какой-либо части их содержания. Если у Вас нет разрешения просматривать материалы на данном веб-сайте, или если Вы сомневаетесь, имеете ли Вы на это право, просьба покинуть данную веб-страницу. Такие материалы запрещено публиковать или иным образом перенаправлять, распространять или отправлять на территории или на территорию Соединенных Штатов, Австралии, Канады, Японии или любой юрисдикции, в которой такие предложения или продажи являются незаконными. Лица, получающие такие документы (включая депозитариев, номинальных держателей и доверительных управляющих), не вправе распространять или рассылать их на территории, на территорию или с территории Соединенных Штатов, Австралии, Канады или Японии.

Подтверждение понимания и принятие предупреждения

Я гарантирую, что я не нахожусь в Соединенных Штатах, а также не являюсь резидентом и не нахожусь в Австралии, Канаде, Японии или любой другой юрисдикции, в которой доступ к указанным материалам является незаконным, и я подтверждаю, что я не буду передавать или иным образом пересылать какие-либо материалы, содержащиеся на данном веб-сайте, какому-либо лицу в Соединенных Штатах, Австралии, Канаде, Японии или на любой другой территории, на которой любое такое действие нарушило бы какой-либо локальный закон или нормативно-правовой акт.

Я прочел и понял изложенные выше положения предупреждения. Я понимаю, что предупреждение может затронуть мои права, и соглашаюсь соблюдать его условия. Я подтверждаю, что мне разрешен доступ к данным материалам в электронной форме.

 
 
x

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Вы указали, что Вы находитесь на территории Соединенных Штатов. Данные материалы не предназначены, не адресованы и не предоставляются лицам, находящимся на территории Соединенных Штатов. Однако лица, находящиеся на территории Соединенных Штатов, которые представляют указанные ниже подтверждения, могут получить доступ к данным материалам. Просьба внимательно ознакомиться с приведенными ниже подтверждениями и предоставить требуемую информацию для получения доступа к данным материалам. Если Вы не можете предоставить изложенные ниже подтверждения, просьба покинуть данную страницу.

Подтверждения

“Мы являемся “квалифицированным институциональным покупателем” (далее - "КИП") в значении, приведенном в Правиле 144A согласно Закону США о ценных бумагах 1933 года, с учетом изменений (далее - "Закон о ценных бумагах"). Также, если мы действуем в качестве фидуциара или агента в интересах одного или нескольких инвесторов, (a) каждый такой инвестор является КИП, (b) мы вправе реализовывать свое усмотрение в отношении инвестиций каждого инвестора, и (c) мы обладаем всеми правами и полномочиями давать заверения, гарантии, заключать соглашения и давать подтверждения в настоящем документе от имени каждого такого инвестора.”

“Мы подтверждаем, что материалы касаются сделки, которую не требуется регистрировать в соответствии с Законом о ценных бумагах, или которая проводится на территории Соединенных Штатов только на основании освобождения от регистрации согласно Закону о ценных бумагах.”

Выбирая “Я СОГЛАСЕН” ниже, Вы заверяете, что предоставленные подтверждения и сведения являются точными, и что Вы хотели бы получить доступ к материалам. Вы соглашаетесь, что материалы, к которым Вы осуществляете доступ, будут использоваться только для Ваших собственных целей и не будут распространяться среди лиц за пределами Вашей организации.

 
 
x

ОГРАНИЧЕНИЕ ДОСТУПА

Мы сожалеем, что в связи с ограничениями, установленными нормативно-правовыми актами, мы не можем предоставить Вам доступ к данному разделу нашего веб-сайта.